pavel_shipilin (pavel_shipilin) wrote,
pavel_shipilin
pavel_shipilin

Зачем нам ломают хребет

Судебная система — можно сказать, хребет любого государства. Поэтому по-настоящему суверенные страны тщательно оберегают свои суды от любого вмешательства как извне, так и изнутри. В том числе от попыток очернить правосудие.

На днях «Новая газета» опять предприняла атаку на российскую судебную систему, подключив к делу авторитетных в либеральной среде экспертов.

Тяжелая артиллерия «Новой газеты»: обозреватель Ольга Романова, руководитель Международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков, судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова, адвокат по уголовным делам Андрей Гривцов.


На этот раз у наших оппозиционеров возникли проблемы. И мне показалось, отчасти из-за меня — уже много лет я занимаюсь тем, что вывожу на чистую воду либералов, которые пытаются сломать наш хребет. Кто-то из них по глупости, кто-то за деньги.

Может, они читают мой блог? Ничем иным я не могу объяснить постоянно меняющиеся направления главных ударов: не успеешь разоблачить один мем, как уже вбрасывается другой.

Еще несколько лет назад некоторые видные либералы, правозащитники и адвокаты говорили мне чуть ли не в унисон (но не только мне, к сожалению), что Европейский суд по правам человека буквально завален исками из России, что ЕСПЧ стал единственной инстанцией, где россияне могут найти справедливость. Но я каждый год публикую статистику Страсбургского суда, из нее прекрасно видно, что наша страна уже давно занимает среднее место в рейтинге по числу жалоб.

Прошлый год был по этому показателю лучшим.



Видимо, поняв, что выглядят, мягко говоря, глупо, они вообще перестали поднимать эту тему.

Еще один живучий мем — об обвинительном уклоне российского правосудия. В 2011 году известная правозащитница Ольга Романова разродилась гневной статьей Страна обвинения, название которой говорит само за себя. Вот что она в ней написала.


Как известно, российский суд носит обвинительный уклон: на сегодняшний день оправдательных приговоров 0,5%. С этой цифрой — и уж тем более с этой оценкой — категорически не согласен глава Верховного суда Вячеслав Лебедев. В интервью «Интерфаксу» он сказал, что «так называемые эксперты» неправильно считают: методика неграмотная.

Однако по любым методикам Россия занимает одно из последних мест в Европе по количеству оправдательных приговоров — хоть на душу населения, хоть по сравнению с общим числом вынесенных приговоров, хоть с учетом «особой формы» судопроизводства. Можно взять и другой показатель: оправдательные приговоры в нашей стране отменяются в 800 раз чаще, чем обвинительные.

Не знаю как вас, а меня оборот «как известно» всегда наводит на мысль, что мне пытаются всучить какую-то бездоказательную чушь. Так и вышло.

Через шесть лет после памятной публикации Ольга Романова признала, что говорила чепуху, не достойную внимания. В статье для «Новой газеты» она так и написала: «Когда доморощенные спецы начинают сравнивать современную российскую статистику оправдательных приговоров с тем же показателем в США, Японии или в Европе, получается чепуха».

Согласитесь, самокритичненько.

Журналистка даже продемонстрировала осведомленность, опровергнув собственные тезисы шестилетней давности: «Нельзя сравнивать нашу статистику ни с Японией (там 1% оправданий, но это совсем ничего не значит, их система запутана и требует отдельной диссертации для объяснения), ни с Нидерландами, например (10% оправданий), ни с Великобританией (20%), ни с США (там вообще неясно, как считать: оправдывают 20% из тех, кто не стал сотрудничать со следствием, но сотрудничают со следствием 97%, и здесь оправданий столько же, сколько и у нас. А у нас на особый порядок идут две трети подсудимых)».

То есть, все-таки в 2011 году Вячеслав Лебедев был прав, назвав пишущих на эту тему журналистов «так называемыми экспертами». Смею надеяться, что к вразумлению Ольги Романовой приложил руку и я. Не в одиночку, конечно.

Стойкий мем об обвинительном уклоне был подробнейшим образом исследован в прошлогоднем посте Как бы Стросс-Кана судили в России. И разоблачен в пух и прах доктором юридических наук, заведующим кафедрой уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора юридического факультета МГУ, профессором Леонидом Головко.

Продемонстрировав безупречную логику и глубокое знание предмета, авторитетный юрист подвел нас к выводу, опровергающему неустанно распространяемую либералами ложь: Все как раз наоборот: в российской судебной системе наблюдается ярко выраженный «оправдательный уклон». В прошлом году полноценные обвинительные приговоры вынесены лишь по 4 процентам дел, попавших в поле зрения российской системы правосудия.

Теперь Ольга Романова заходит с другой стороны. Поняв, что экспертная оценка — явно не ее конек, что при сравнении с судебными системами других стран российская смотрится довольно неплохо, правозащитница пытается перевести дискуссию на бытовой уровень. С апломбом профессиональной домохозяйки наша популярная блондинка открывает глаза доверчивым читателям «Новой газеты».


Вдумчивый наблюдатель при наличии пропуска мог бы погулять по коридорам прокуратуры, следственных отделов и управлений и, конечно, судов. Почитать таблички на дверях. Не только в Чувашии, конечно, — где угодно.

Что увидит вдумчивый наблюдатель? Правильно — чередующиеся фамилии. Одни и те же. Папа прокурор, мама в департаменте Верховного суда, сын в прокуратуре, дочка помощником судьи, замуж за следователя собирается.

Каста. Это — каста.

Правда, странным образом Ольга Романова не приводит в пример ни одной фамилии, иллюстрирующей кумовство. Хотя должна бы — как честный человек. Но честность явно не входит у либералов в число их добродетелей. А потому степень доверия к ним тотально снижается, неуклонно приближаясь к нулю.

Мем об обвинительном уклоне российского правосудия можно считать разоблаченным. Теперь на повестке дня новый вброс: кастовая система правосудия.

Вот ведь неугомонные.

Очередной холостой выстрел «Новой газеты» по российскому правосудию прокомментировал хорошо знакомый вам доктор юридических наук, заведующий кафедрой уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора юридического факультета МГУ, профессор Леонид ГОЛОВКО.

Публикация «Новой газеты» будто соткана из сплошных противоречий. Авторы даже не пытаются их прикрыть. Дескать, число оправдательных приговоров снижается, и тут же Павел Чиков наглядно показывает, что на самом деле оно растет (если учитывать прекращение судом дел по реабилитирующим основаниям и т. п.).

Суды оправдывают только «социально близких», поскольку речь идет о «касте». Но тут же в подборке оправдательных приговоров приводятся дела бейсджамперов, выкрасивших шпиль высотки на Котельнической набережной, или искусствоведа Елены Баснер. Это также социально близкие, то есть члены «касты»?

В общем, получается откровенная чепуха, где нет места серьезным аргументам. Разбираться в ней не хочется, но надо.

Возьмем для примера тезисы уважаемой Тамары Георгиевны Морщаковой. Начинает она с очевидного: в России растет число дел, рассмотренных в «особом порядке», то есть, без проведения судебного следствия на основании одного лишь признания обвиняемым своей вины, где обвинительный приговор институционально запрограммирован.

Это правда, но правда не вся. Ведь у читателя невольно возникает впечатление, что это опять происки страшных «силовиков» — той самой «касты», которую чуть выше живописала Ольга Романова.

Но Тамара Георгиевна не может не знать, что главу 40 УПК (то есть, тот самый «особый порядок») писали отнюдь не «силовики», а два импозантных американских профессора У.Бернэм и С.Тейман. «Силовики» тогда против этого как раз активно возражали. Представители либерального направления в ответ говорили, что теперь, дескать, у нас будет как в США, как в «цивилизованных странах».

Проходит 15 лет, и на США уже почему-то ссылаться нельзя, как нельзя и упоминать подлинное происхождение данного института. Почему? Ведь если мы хотели, как в США, то и получили соответствующую тенденцию. Все институционально закономерно. Силовики и советское наследие здесь совершенно ни при чем.

Дальше — больше. Т.Г.Морщакова возвращается к излюбленной теме единственной независимой формы суда — суду присяжных. Дескать, это замечательный суд, но «власть на это не согласится».

Стоп. Как не согласится? Либо я что-то упустил, либо власть как раз на это согласилась, и нас с июня 2018 г. ожидает прорыв в виде суда присяжных на уровне районных судов. Причем, закон принят именно по инициативе Совета по правам человека, членом которого является сама Т.Г.Морщакова.

Сейчас, по идее, Тамара Георгиевна должна вместе с коллегами денно и нощно трудиться над реализацией этого судьбоносного закона. Откуда тогда такая обреченность? Это критики закона, в том числе и я сам, говорили, что ничего не получится: в районных судах нет инфраструктуры, в сельской местности и малых городах не набрать нужного количества кандидатов, люди заняты, процедура слишком громоздкая и т. п. Нам возражали авторы идеи. Закон еще не вступил в силу, а их энтузиазм уже иссяк. Или они с самого начала не так уж были с нами не согласны и все прекрасно понимали?

И так по каждой позиции. Нужен суд, который не отвечает за следствие. А сейчас он за него отвечает? Конечно, нет. Нужен судья (типа пресловутого «следственного судьи»), который не будет решать вопросы в стадии предварительного расследования. Замечательно. Это уже реализовано на Украине, в Казахстане, действовало в Крыму с 2012 по 2014 гг. Там есть или был какой-то позитивный сдвиг? Конечно, нет, только масса дополнительных проблем, все специалисты об этом знают. Тогда зачем?

И вот этот вопрос самый любопытный. Попытаюсь кратко на него ответить.

На самом деле, история с гл. 40 УПК, судом присяжных в районных судах и прочими «следственными судьями» говорит о том, что качество системы российской уголовной юстиции, скорее всего, мало кого интересует. Здесь имеет место другое: технология по продвижению глобального институционального «фастфуда».

Есть некая внешняя инициатива (неважно какая). Она должна быть всеми дисциплинированно принята. В большинстве случаев результат оказывается прямо противоположным. Система той или иной страны начинает испытывать естественные проблемы. Но это даже неплохо — лет через 5 или 10, когда полемика вокруг инициативы забывается, можно обрушивать на систему новую, более мощную волну критики. Дескать, смотрите, у них ничего не работает — сплошные «особые порядки» и ненормальные суды присяжных в районных судах. Далее для выхода из положения предлагается новая инициатива, но не в виде «контрреформы», а по принципу «бегства вперед». Она еще более ухудшает ситуацию и так до бесконечности. В результате через какое-то время система уже не может развиваться самостоятельно.

Это, так сказать, один уровень проблемы. Но есть и другой. Когда тонкие и умные эксперты (которые не относятся к числу «полезных идиотов», а понимают, что делают) обреченно вздыхают о том, что по-крупному ничего сделать нельзя, поэтому приходится размениваться на мелочи, то тут же всплывает проблема сменяемости власти. Дескать, пока власть не будет сменяема, то с судом ничего сделать нельзя.

Полноте. Это как раз мечта не о сменяемости власти, а о ее полной несменяемости и контроле продвинутого меньшинства над этим «ужасным» большинством, что позволит обойти неудобный для многих демократический фактор.

В ближайшее время в Париже должна выйти солидная монография одного очень известного профессора под названием «Право против демократии». Смысл в том, что правовые инструменты очень часто позволяют обойти непредсказуемый демократический фактор, сохранив реальную власть в руках определенных элит, поскольку правовые инструменты никак не связаны с выборами.

Мы это видим на примере мучений Трампа, который должен вроде бы исполнять волю избирателей (демократия), но каждый указ которого (например, в сфере иммиграции) немедленно блокируется каким-нибудь судом (право + суд).

Мы это видели на примере беспрецедентного вмешательства французской прокурорско-судебной власти в ход избирательной кампании 2017 г., позволившей отсечь Ф.Фийона и прочих и добиться избрания удобного кандидата.

Тем самым в руках определенных элит остается контроль за ситуацией даже в условиях непредсказуемого исхода выборов, то есть, контроль меньшинства за большинством. И чем в меньшей степени меньшинству удается контролировать выборы (Трамп, Брексит), поскольку народ от этого меньшинства с его «перманентными революциями» начинает почти повсеместно уставать, а старые «приманки» уже не работают, тем важнее становится неподвластный выборам правовой фактор, включая суд.

Это просто-таки мечта российских сторонников глобальных элит.

Представим себе ситуацию, когда после многочисленных реформ в России установится суд, который будет идеологически выдержан, связан с наднациональными элитами, абсолютно космополитичен и т. п. В общем, эдакий коллективный ЕСПЧ на всех уровнях российской судебной системы. И он будет методично блокировать разного рода инициативы политических властей, которые пытаются слушать собственный народ. Вот тогда миссия будет окончательно выполнена.

А пока этого нет, надо целенаправленно расшатывать судебную систему разными информационными вбросами, реформами и т. п., исходя из известнейшего принципа: «чем хуже — тем лучше».

____________________

Ссылка на подборку материалов «Новой газеты»

99,64%. С ТАКОЙ ВЕРОЯТНОСТЬЮ ВАС ПРИЗНАЮТ ВИНОВНЫМ, ЕСЛИ ДЕЛО ДОЙДЕТ ДО СУДА Верховный суд обнародовал данные по оправдательным приговорам в России

Tags: Европейский суд по правам человека, Леонид Головко, либералы, обвинительный уклон, правозащитники, судебная система
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Мир после Трампа

    Воссоединятся ли берега Атлантики? Пол Крейг Робертс, скандально известный американец, замминистра экономики в правительстве Рональда…

  • Кто в доме хозяин

    Bild считает, что Путин Фото с сайта Кремля. Журналист немецкой газеты Bild почти страдает: «Из-за перегруженного графика Кремля канцлеру…

  • Об очередном массовом расстреле в США

    С начала года учеников и преподавателей погибло больше, чем на военной службе Очередная трагедия в США: 17-летний подонок расстрелял десять…

  • Канадские школы

    и другие ужасы жизни за границей Прислали ссылку на видео белорусской эмигрантки Марины, которая уже пару лет живет в Канаде — дескать,…

  • Будущий президент России?

    Сын секретаря Совбеза стал министром сельского хозяйства 40-летний председатель правления «Россельхозбанка» Дмитрий Патрушев сделал…

  • Евросоюз против доллара

    На саммите в Софии было принято беспрецедентное решение Вчера, сразу после саммита ЕС в Софии, глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер (на фото)…

Buy for 210 tokens
Школьник во время урока физкультуры получил пощечину от депутата. Ему не понравилось, что восьмиклассники громко себя вели. За "бедного" депутата уже вступилась сенатор Елена Афанасьева: "Подросток сам виноват — он спровоцировал чиновника". Вот и сам герой дня:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 219 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →