pavel_shipilin (pavel_shipilin) wrote,
pavel_shipilin
pavel_shipilin

Анатомия Brexit

Поток статей о Brexit не прекращается — политики, политологи, экономисты, юристы из разных стран мира пытаются осмыслить произошедшее. Что, на мой взгляд, выдает полную растерянность экспертов всех мастей: результат референдума был неожиданным.



В 2014 году Елизавета Вторая посетила Банк Англии и осмотрела хранилище золота — восьмой раз за свою жизнь. Здесь она, в частности, спросила сопровождавших ее финансистов, как они умудрились проморгать кризис 2008 – 2009 гг. Но вразумительного ответа так и не получила. Фото Reuters.


Примечательно, что в этом хоре ни разу не прозвучал голос весьма авторитетного солиста — королевы Елизаветы Второй. Хотя ведь это ее страна выходит из ЕС. Точнее, прозвучал лишь раз, в марте, и то через представителя Дворца: «Решение о членстве в Евросоюзе будет принимать народ Великобритании, королева Елизавета Вторая придерживается нейтральной позиции».

Я тоже был уверен, что никуда из Евросоюза Великобритания не денется. И тоже ошибался. Но эта ошибка побудила меня еще раз призадуматься над тем, как устроен современный мир — и тот выдуманный, что нам показывают, и реальный, которого мы не видим, о существовании которого можем судить лишь по косвенным признакам.

В своих размышлениях я исхожу из того, что судьбу триллионов фунтов стерлингов (или долларов, или евро), а именно о таком порядке можно говорить при резкой смене вектора, какой является выход из Евросоюза Великобритании, никто не стал бы вверять народу. Который вообще ничего не понимает, да и не должен понимать в финансах — он голосует сердцем.

То есть, и сам референдум, и его результат — это всего лишь квазидемократический способ добиться поставленной цели. Для того, чтобы попытаться понять, что это за цель, нам сначала придется откатиться на несколько веков назад — истоки взаимоотношений монарха и подданных лежат именно там. Как и истоки взаимоотношений английской короны с окружающим миром.

От Фрэнсиса Дрейка до наших дней

26 сентября 1580 года «Золотая Лань» Фрэнсиса Дрейка вошла в Плимут-Харбор. Ее трюмы были забиты испанским золотом и сокровищами, которые он награбил за три года своего кругосветного путешествия. Пирата встречали как национального героя, королева Елизавета Первая поднялась на борт галеона и посвятила капитана в рыцари.

По некоторым данным, Фрэнсис Дрейк привез Короне сокровищ на 600 тысяч фунтов стерлингов, что составляло два годовых дохода Англии. Если бы для корсара было важно богатство, его наследники до сих пор купались бы в деньгах и ни в чем себе не отказывали. Но он предпочел титул и службу королеве.

Надо отметить, что верностью короне, являвшуюся символом государственности, в те времена отличались не только английские подданные. С 1581 по 1585 гг. Ермак Тимофеевич и его «малочисленная шайка бродяг», как назвал отряд Карамзин, без разрешения царя, но под его именем покоряли Сибирь. Команда волжских казаков «приобрела новое Царство для России, открыла второй новый мир для Европы, безлюдный и хладный, но привольный для жизни человеческой, ознаменованный разнообразием, величием, богатством естества, где в недрах земли лежат металлы и камни драгоценные, в глуши дремучих лесов витают пушистые звери, и сама природа усевает обширные степи диким хлебом; где судоходные реки, большие рыбные озера и плодоносные цветущие долины, осененные высокими тополями, в безмолвии пустынь ждут трудолюбивых обитателей, чтобы в течение веков представить новые успехи гражданской деятельности, дать простор стесненным в Европе народам и гостеприимно облагодетельствовать излишек их многолюдства. Три купца и беглый Атаман Волжских разбойников дерзнули, без Царского повеления, именем Ивана завоевать Сибирь», писал историк.

Однако через века отношение к родине и главе государства у нас изменилось, в то время как у англичан, похоже, осталось тем же почтительным. Мне сложно представить некоего современного нашего богатея, каким-то образом награбившего сокровищ на два российских ВВП (2,7 трлн долларов в прошлом году) и подарившего эти сумасшедшие деньги российской казне.

А вот английского джентльмена, работающего не за страх, а за совесть во славу Ее Величества — могу.

В списках Форбс за разные годы можно найти несколько десятков британцев, но лишь двое из них — аристократы: Шестой герцог Вестминстерский Джеральд Кавендиш и Чарльз Кадоган, Виконт Челси, Восьмой граф Кадоган. Оба ведут свои роды из древности, оба землевладельцы (в том числе хозяева территорий в престижных районах Лондона), живущие за счет арендной платы.

Остальные — выскочки, нувориши, часто выходцы из других стран. Некоторые посвящены в рыцари, но никто из них никогда не станет придворным, не будет принят за своего высшим британским светом. Для этого нужно, чтобы тебе доверяли, чтобы твои прадеды, ты сам и твои внуки заканчивали совершенно закрытые учебные заведения, в которых до сих пор, по слухам, практикуются телесные наказания.

Почему английские дворяне в массе своей не становятся миллиардерами, как американцы, испанцы, французы, мексиканцы, бразильцы, австралийцы, новозеландцы и даже россияне? Неужели у них напрочь отсутствует предпринимательская жилка или они просто недалекого ума люди? Подозреваю, все иначе — в их среде действует та же шкала ценностей, что и во времена Фрэнсиса Дрейка: титул и личная преданность Короне, которая для британцев по-прежнему символизирует государство, важнее личных доходов.

К сожалению, нам, в отличие от англичан, гордиться теперь нечем: монарха нет, дворян тоже. Есть только сверхбогатые люди, которые вряд ли чувствуют потребность приносить бескорыстную пользу своей стране.

Фрэнсис Дрейк, по сути, положил начало Британской империи. Англия не успела к эпохе открытий, но с лихвой компенсировала опоздание грабежами португальских и испанских судов, которые сотню лет чуть ли не караванами везли из Нового Света золото. Оказывается, не важно, кто является первооткрывателем — важно, кто воспользовался чужими открытиями. Этот принцип положен в основу англосаксонского могущества.

После кругосветного путешествия легендарная «Золотая Лань» Фрэнсиса Дрейка была поставлена на стоянку, где находилась практически сто лет. Постепенно корабль сгнил и развалился. В настоящее время существуют две копии галеона (1963 и 1973 гг.) не похожие друг на друга из-за отсутствия чертежей и построенные по неточным описаниям. Одно судно находится на стоянке в Сент-Мэри (Лондон), второе — в городе Бриксхэм в Девоншире.



Сто лет одиночества

Как мне кажется, Британская Корона сделала выводы из событий столетней давности, когда одна за другой пали четыре последние империи — Российская, Османская, Австро-Венгерская и Германская. Английские монархи изменили тактику, теперь они старательно делают вид, будто исполняют лишь церемониальную роль, а реально государством правит народ через своих представителей в парламенте.

На самом деле, это, конечно, лукавство.

На сайте британского парламента о месте суверена в структуре власти сказано так: «Наряду с Палатой общин и Палатой лордов Корона является неотъемлемой частью института парламента». Таким образом подчеркивается «конституционность» конституционной монархии. Причем, в парадоксальных условиях отсутствия конституции.

Сайт изобилует важными для широкой публики маркерами: здесь часто звучит слово «демократия» со своими производными, «право», «интересы народа». Елизавета Вторая объявлена политически беспристрастной и с ограниченными полномочиями.

Однако если присмотреться внимательнее, тут же возникают сомнения. На этой же странице изложен порядок прохождения важнейших для страны документов: «После того как законопроект одобрен большинством в Палате общин и Палате лордов, он должен получить официальное согласие Короны — королевскую санкцию. Именно она превращает законопроект в закон в Великобритании».

Правда, здесь же говорится и о церемониальной роли суверена. Нам и своим подданным пытаются втолковать, что Елизавета Вторая никак не влияет на работу парламента, а лишь автоматически, не глядя и не читая, ставит свой автограф под законопроектами, превращая их в законы. Якобы это ритуал, почти театральная постановка, которые так любят в доброй старой Англии.

Утечка из министерства иностранных дел в 2013 году полностью изменила отношение к Королеве — милой бабушке, которая, сидя на древнем троне, играет свою церемониальную роль. Как выяснилось, и сама Елизавета Вторая, и принц Чарльз активно вмешиваются в работу парламента, участвуют в законотворческой деятельности еще на стадии обсуждения. За последние двадцать лет 39 законопроектов были или заветированы Букингемским дворцом (то есть, Корона не разрешила парламенту их даже обсуждать), или в них были внесены существенные правки до подписания. И это только законопроекты, известные общественности.

The Guardian опубликовала их список.

Политическая система Великобритании — это вовсе не ограниченная, а абсолютная монархия. Но уроки революций столетней давности внесли серьезные коррективы в ее отношения с подданными. Корона теперь действует по-умному, никого явно не угнетает и ни на кого не давит. Но чужих к власти ни за что не подпустят — только преданных.

Фактически, лидеры партий, борющиеся за премьерское кресло, декларируют, как именно собираются служить Короне, какими способами собираются приносить ей пользу. Королева и родина для британца — одно и то же. Даже если кто-то думает, что это разные понятия.

Согласитесь, при таком подходе Елизавета Вторая действительно всегда будет стоять над схваткой — ей все равно, кто одержит победу. Все равно конкурируют между собой ее верные слуги.

Кстати, официально премьер-министр является главным советником монарха. И на мой взгляд, для него эта должность куда важнее. Уже седьмой десяток лет, начиная с Уинстона Черчилля, каждый вторник без исключений (редкие пропуски бывают, только если вторник попадает на Рождество) у королевы проходят аудиенции премьер-министров. О чем они говорят, никто не знает — беседы этих двух персон являются государственной тайной.

Церемония открытия парламента — очень торжественное мероприятие, где жесты и ритуальные речи, не меняющиеся веками, иногда принимают очень символический характер. В нее, например, входит обыск Вестминстерского дворца алебардщиками с фонарями, для того чтобы помешать любой попытке порохового заговора, как было в 1605 году, когда заговорщики попытались разрушить Дворец. Однако речь монарха содержит важные государственные указания.



Почему состоялся референдум

Исходя из вышеизложенного, трудно представить, что Дэвид Кэмерон, пообещав в 2013 году в случае победы консерваторов провести референдум о выходе из Евросоюза, не согласовал судьбоносный шаг с Елизаветой Второй. Косвенно это предположение подтверждается тем, что вопрос о референдуме был включен в речь королевы на церемонии открытия нового состава парламента 27 мая прошлого года.

Наши и не наши, известные и не очень известные аналитики, я думаю, ошибаются, обвиняя в безответственности Кэмерона, который позволил себе вынести столь опасный вопрос на референдум, не будучи уверенным в его результате. Нет, он не «брякнул» о референдуме, как выразился Михаил Хазин, — его слова были продуманны и произнесены вовремя.

Результат референдума был известен Короне заранее — Короне в широком смысле, сюда входит и главный советник королевы — премьер-министр, который блестяще сыграл роль еврооптимиста. Не знаю, почему все они были так уверены в победе — потому ли, что британские власти умело управляют общественным мнением, или потому, что научились использовать референдум как псевдодемократический инструмент для достижения своих целей. Я, например, знаком с мнением, что реально за выход из Евросоюза проголосовало процентов 65 – 75 британцев, однако результат искусственно снизили до 52-х, чтобы продемонстрировать накал борьбы.

В данном случае это неважно — мы пытаемся докопаться до причин, по которым референдум стал возможен вообще, хотя никто не заставлял его проводить. После того как громом среди ясного неба прозвучало сообщение о том, что Brexit состоялся, у меня возникло стойкое ощущение, что Корона именно этого и добивалась.

Так зачем ей это было нужно? Разумеется, ответ не лежит на поверхности.

Как мне представляется, главным побудительным мотивом стало соглашение о Трансатлантическом партнерстве (TTIP), которое пробивает США. О том, что Брюссель с Вашингтоном, по-видимому, уже много лет ведут тайные переговоры, мы узнали два года назад, и уже тогда стало понятно, каким должно стать новое мироустройство. Фактически, Европу будут закатывать в асфальт.

По всей вероятности, Букингемский дворец вел сепаратные переговоры с Белым домом об особых условиях, которые не увенчались успехом. И когда стало окончательно ясно, что никаких привилегий Великобритания не получит, было принято решение о выходе из Евросоюза через референдум. Монархия и ее верные слуги не могут себе представить, что на их родной земле будут хозяйничать выскочки-нувориши из транснациональных корпораций.

Я думаю, это тот редчайший, уникальный случай, когда Великобритания открыто пошла против своего главного союзника — США. Именно потому, что главный союзник наотрез отказался учитывать интересы Короны. TTIP не предполагает ни для кого никаких особых условий — условия должны быть для всех одинаковы, в этом смысл гигантской свободной экономической зоны для транснациональных корпораций.

В свою очередь, европейские страны поняли, что их грубо обманули и оставляют один на один с США. Пока в ЕС входила Великобритания, можно было надеяться, что Вашингтон закатает Европу в асфальт неглубоко. Но 23 июня надежды рухнули: глубоко. И под несколькими толстенными слоями.

Вот почему премьер-министр Франции Манюэль Вальс вдруг в несвойственной европейцу безапелляционной манере заявил: «Соглашения по трансатлантическому договору быть не может. Отныне не должно заключаться ни одного договора о свободной торговле, если таковой не будет соответствовать интересам Евросоюза. Европа должна занимать твердую позицию, и Франция будет за этим следить».

Пока это лишь вброс с целью проверить реакцию США. Но вброс очень показательный, свидетельствующий о том, что европейцы осознали, в какую опасную игру сели играть с прожженными шулерами. У европейцев наконец открылись глаза, и они вдруг увидели пропасть, в которую их толкают и которую они до этого не желали замечать.

Надеюсь, Brexit, этот ловкий соскок Великобритании с общего корабля на заранее спущенную на воду шлюпку, заставит французов и немцев стать решительнее. И им хватит смелости противостоять прессингу Вашингтона, который, скорее всего, уже начался. Ведь теперь у европейцев есть железный аргумент: атлантическое единство разрушено. Причем, разрушили его англичане, верные союзники США, которых уже не удастся втянуть в TTIP.

Корона при всем честном народе отвесила американцам звонкую оплеуху. А остальным-то теперь зачем собственными руками затягивать петлю на шее?



Tags: brexit, Великобритания, Трансатлантическое партнерство, англосаксы, монархия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Игра в полицейского

    За что Дмитрий Мясников получил реальный срок Вчера стало известно, что городской суд Тосно приговорил Дмитрия Мясникова, поймавшего и…

  • Зрадник Усик и автокефалия

    Знаменитый боксер собрался защищать монахов Киево-Печерской Лавры Вчера «украинский витязь» Александр Усик разбередил свидомым патриотам…

  • Мем о выдворении на Украину

    Преображенский суд Москвы признал Елену Бойко виновной в нарушении режима пребывания в России и постановил выдворить ее за пределы страны. То есть,…

  • Война за «Северный поток – 2»

    Вчера компания Nord Stream 2 сообщила о том, что трубоукладочное судно Pioneering Spirit прошло под мостом Большой Бельт (Дания), чтобы…

  • Мем о премьер-министре Великобритании

    Вчера поздно вечером стало известно, что депутаты от Консервативной партии нижней палаты британского парламента большинством голосов все-таки…

  • Украина — прародина человечества: доказано

    Во Львове вышла сенсационная книга лауреата премии Степана Бандеры Игоря Цара Директор Украинского еврейского комитета Эдуард Долинский…

Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 114 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →