pavel_shipilin (pavel_shipilin) wrote,
pavel_shipilin
pavel_shipilin

  • Mood:

Честно о «путинском суде»

Один из главных мемов, который тиражируется сегодня, — порочность российской судебной системы. Однако он базируется на субъективных ощущениях, а вовсе не на объективных данных.

Чаще всего в качестве главных экспертов в области несправедливости, которая царит в российских судах различной инстанции, привлекают адвокатов. Они охотно дают интервью, довольно часто рассказывают о злых намерениях прокуратуры и судей, которые хотят, собаки, засадить их подзащитного. Причастность к происходящему лично Путина подразумевается, и неважно, где происходит процесс — в Ульяновске, где судят Удальцова, во Владивостоке, где никак не сформируют коллегию присяжных для суда над «приморскими партизанами», в Твери, где посадили на восемь лет директора сельского клуба, или в Москве в Хамовническом или Басманном суде.

Неискушенной публике невдомек, что адвокат — это не просто сочувствующий невинно обвиненному, а выполняющий свою работу профессионал, в арсенале которого не только юридические знания, но и настройка на нужную волну общественного мнения. «Общественное мнение» с удовольствием формируется, потому что каждый посаженный или, наоборот, освобожденный (хотя, разумеется, должен быть посажен), является подтверждением того, что Путин присматривает за всеми и велит нескольким тысячам мировых и районных, десяткам областных и Верховному судам казнить или миловать в каждом конкретном случае.


Есть еще один нюанс, о котором необходимо знать: адвокат защищает подсудимого не бесплатно. Разумеется, в его интересах отвлечь внимание клиента от огрехов в собственной работе. Он кровно заинтересован, чтобы клиент думал, будто защитить его мешают объективные причины — лучше всего политические. Ну, как может несчастный адвокат справиться с задачей, если против него работает вся путинская судебная машина? Опять же неважно, кого судят — хулигана, оппозиционера или даже убийцу.

Разумеется, мне возразят: Путин не присматривает за всеми судьями, он просто создал систему, при которой невиновным выносятся заведомо несправедливые приговоры. Однако в чем именно состоит порочность системы, никто толком не знает.

Вроде она почти копирует американскую — коллегия присяжных формируется по желанию обвиняемого, государство платит судьям приличную зарплату, чтобы поменьше брали взяток: мировой судья получает примерно 40—45 тыс. руб., судьи районного звена — 66—68 тыс. руб., судьи областного звена - 75—77 тыс. руб. (взято отсюда). Зарплата неплохая, конечно, хотя вряд ли она существенно выше, чем у тех, кто рассказывает нам о покупке судей на корню лично Путиным.

Живучий мем о зависимости российских судов подогревается с каждым громким делом. Не так давно меня убеждал один «белоленточник» в незаконных действиях полиции, которая нарушила, дескать, решение Басманного суда и с утра пораньше расчистила Чистые пруды от оппозиционеров, разбивших там лагерь. Ну, как же, ведь сам Яшин зачитал им вслух какую-то бумагу, где черным по белому было написано, что до 12.00 их не тронут!

Казалось бы, очевидная инфантильность: не может суд давать предписание непонятному сборищу покинуть территорию в срок до… Этого и не было — своим решением, опубликованным через несколько дней на официальном сайте, суд приказал полиции очистить бульвар, а администрации ЦАО — привести в порядок газоны. Но мем получил очередное подтверждение в сознании нескольких тысяч наивных оппозиционеров: Басманный суд издал незаконное распоряжение, а полиция еще более незаконно его выполнила.

Вывод: суды в России зависимы.

Однако я легко докажу, что этот мем основан на лжи.

Суды в России зависимы не более, чем где бы то ни было, и тому есть объективное подтверждение. Правда, для этого придется признать ложность еще одного мема — о том, что Европейский суд по правам человека завален исками из России. Его внедряют в наше сознание правозащитники и оппозиция — пример 1, пример 2. Мне лично говорили адвокаты, что Страсбургский суд стал последним прибежищем для ищущих правду наших несчастных сограждан, по сути, он превратился для нас в суд последней инстанции. И это чистая правда — решения ЕСПЧ обязательны для стран — членов Совета Европы, и Россия их всегда безропотно выполняет. Как и все остальные, впрочем.

Однако открою страшную тайну: из стран Евросоюза жалоб приходит куда больше. Просто потому, что в ЕС живет втрое больше людей, чем в нашей стране. Но ложность мема подтверждается не только моими умозаключениями, но и официальной статистикой на сайте ЕСПЧ.

Дело в том, что Страсбургский суд ведет учет исковых заявлений не только в абсолютных цифрах, но и в относительных — на десять тыс. жителей. И это, конечно, правильно. Как иначе сравнить работу судебной системы Грузии или Лихтенштейна с российской?

На самом деле, в 2008 г. Россия занимала 21 место из 46 стран — членов Совета Европы, в 2009 и 2010 гг. откатились 18 место, в прошлом году поднялись до 22 места (взято отсюда). В общем и целом, мы находимся где-то в середине списка, ничем особым не выделяемся. Но утверждать, что наша судебная система хуже всех, может только откровенный лжец или человек абсолютно не осведомленный.

Российскую судебную систему превратили в жупел, хотя вряд ли она этого заслуживает. Разумеется, в ней полно проблем, кто ж спорит? Но желательно, чтобы спорили об этом все же профессионалы. Мы, люди, далекие от повседневной практики, слишком болезненно воспринимаем обычную рутину, для нас по вполне понятным причинам справедливым является только тот суд, который принимает нашу сторону. Хотя в любом суде мира, что совершенно понятно, всегда есть две стороны, и одна из них будет довольна результатом, а вторая наверняка — нет.

В этом смысле разбор приговора «пуссириоткам», который провел томский юрист, не является для меня ни объективным, ни правильным. Он просто существует — единственный из известных мне. Возможно, есть и другие, в которых Марине Сыровой не делают комплиментов за профессионализм. Интересно было бы послушать аргументы правоведов, которые занимаются исследовательской работой и не связаны с политикой. Если у кого-то есть интересные ссылки, поделитесь.

Да хотя бы кассацию адвокатов посмотреть. Когда профессионалы обращаются в  вышестоящую инстанцию, то тут уж общественность в помощники не призовешь  — жалоба должна быть составлена по всем правилам — с мотивировками и ссылками на соответствующие нормативные акты. Но ведь вряд ли покажут — в ней ни слова нет ни о Путине, ни о Патриархе, которых на потеху сочувствующим пытались вызвать в Хамовнический суд. Только по делу. А если по делу — скучно, общественность не поймет, куда подевался пафос защитников, когда они остались один на один с бумагой.

Судебная система — это просто технология. Если к ней относиться иначе, не хватит никаких нервов у самого закоренелого циника. Все ведь просто: не удовлетворяет решение/приговор районного суда — идем выше, в областной/городской. Если и там не помогли — в Верховный. Если и Верхсуд не учел замечаний адвокатов — к услугам каждого ЕСПЧ. Если вы уверены, что вас несправедливо осудили, Страсбург станет на вашу сторону, а государство Россия не только заплатит приличный штраф, но еще и возьмет на себя судебные издержки.

Дело за малым — быть уверенным, что вы правы. Иначе судебные издержки лягут на вас.

PS А вот лихтенштейнцам не позавидуешь — из таблицы видно, что их страна четвертый год подряд входит в десятку самых неблагополучных. Суды тут явно зависимы от князя, если следовать логике «белоленточных».



ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ БЛОГА

010 009 005 001
002 006 012 015
Tags: Европейский суд по правам человека, путинский суд
Subscribe
Buy for 210 tokens
Решили сделать сводный обновляемый пост, в котором будет отражаться наша работа по возможной точечной помощи подразделениям армий ДНР и ЛНР... Руководитель программы военно-гуманитарной помощи Донбассу МОО Вече, военный эксперт Центра военно-политической журналистики CIGR Владимир Орлов в ЛНР,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 372 comments