pavel_shipilin (pavel_shipilin) wrote,
pavel_shipilin
pavel_shipilin

Categories:

Мем о рукопожатных адвокатах

Лозунг дня: «Руки прочь от честного коррупционера Сердюкова!»

Анатолий Сердюков мог нанять Генри Резника или Анну Ставицкую, Марка Фейгина или Игоря Трунова. Но он выбрал Генриха Падву

Анатолий Сердюков воспользовался 51-й статьей Конституции и отказался давать показания. Борцы с коррупцией из социальных сетей оказались перед сложным выбором: революционная сознательность все еще требует немедленной посадки, а лучше расстрела экс-министра обороны, а вполне рукопожатные адвокаты заставляют их обратить внимание на закон и порядок. А впереди еще более сложный выбор — встать на сторону Следственного комитета, с которым белоленточники неистово борются, или на сторону путинского коррупционера Сердюкова, с которым они борются столь же неистово.

Здравый-то смысл давно подсказывает, что доказать причастность Сердюкова к хищениям в военном ведомстве будет сложно, если вообще возможно. Большинство коррупционных дел во всех странах мира, как правило, заканчиваются пшиком.


Сделать адвокатом хорошо известного в рукопожатной среде Генриха Падву — прекрасный ход. Впрочем, я думаю, Анатолий Сердюков при выборе защитника руководствовался более прагматичными соображениями: Генрих Падва — юрист весьма профессиональный и авторитетный.

По сведениям Википедии, он защищал в суде многих известных людей:

  • криминального авторитета Вячеслава Иванькова, более известного, как «Япончик» (1981); с Иванькова были сняты обвинения в незаконном хранении огнестрельного оружия, однако он был приговорен к 14 годам лишения свободы;
  • бывшего председателя Верховного совета СССР Анатолия Лукьянова (1991—1994; «дело ГКЧП», завершившееся амнистией);
  • крупного предпринимателя Льва Вайнберга (1995—1996; подзащитный был освобожден из-под стражи, а вскоре дело было прекращено);
  • заместителя директора Федерального управления по делам о несостоятельности (ФУДН) Петра Карпова (1996—1997; обвинен в получении взятки, дважды заключался под стражу и дважды освобождался под подписку о невыезде, дело прекращено по амнистии);
  • бывшего председателя Росдрагмета Евгения Бычкова (2001; подзащитный был амнистирован, часть обвинений с него была снята);
  • бывшего управляющего делами Президента России Павла Бородина (2000—2002; Бородин был арестован в рамках расследования «дела Mabetex», дело было прекращено);
  • бывшего председателя совета директоров КрАЗа Анатолия Быкова (2000, 2003; подзащитный признан виновным, но ему назначено условное наказание);
  • предпринимателя Фрэнка Элкапони (Мамедова) (2002—2003; обвинение в хранении и перевозке наркотиков было снято, подсудимый освобожден в зале суда);
  • бывшего главы НК «ЮКОС» Михаила Ходорковского (2004; подсудимый приговорен к 9 годам лишения свободы, затем срок снижен до 8 лет).

Убежденность интернет-общественности в том, что адвокаты защищают только униженных и оскорбленных, весьма наивна. На самом деле, функция адвоката вовсе не сводится к произнесению пламенных речей, обличающих путинский суд. Прежде всего, он должен выявить слабые места обвинения и попутно организовать своего рода давление на суд, чтобы добиться оправдания или смягчения приговора. Пресс-конференции и интервью рукопожатным СМИ — лишь небольшая, хотя и, безусловно, важная, часть работы защиты.

Однако и интервью бывают разными. Например, Анна Ставицкая на волнах радиостанции «Эхо Москвы» поддержала решение своего коллеги об отказе Анатолием Сердюковым давать показания против себя.

  • Если человек не хочет давать показания — это его конституционное право, никто его не может принудить, а тем более трактовать его намерения, будто он пытается воспрепятствовать расследованию. Это не воспрепятствование расследованию, а гарантированное Конституцией право не давать показания в том случае, если человек этого делать не хочет. И любой нормальный адвокат, когда он принимает дело, очень часто своим клиентам рекомендует ссылаться на статью 51-ю Конституции.
  • Практически по каждому, я не знаю, там, третьему делу, вот именно серьезному делу, или даже каждому второму, пользуются этим правом лица, которых хотят привлечь к уголовной ответственности.
  • В законе нет обязанности ни для свидетеля, ни для обвиняемого, ни для подозреваемого помогать расследованию уголовного дела. Это обязанность органов предварительного расследования. А уже дело свидетеля, обвиняемого и подозреваемого — защищаться всеми доступными законом способами, что, собственно говоря, люди и делают.

Экая коллизия… Теперь если Сердюкова не посадят, получится, что все адвокатское сообщество продалось Путину.

Интервью адвоката Анны Ставицкой радиостанции «Эхо Москвы»

Не знаю как вам, а по мне так довольно умилительно наблюдать за превращением Анатолия Сердюкова из путинского коррупционера, разворовавшего народные деньги, в униженного и оскорбленного честнягу, преследуемого путинской же правоохранительной системой. Интернет-хомячки напряглись, поскольку такого подвоха явно не ожидали — черно-белый мир вдруг расцвел красками.

Того и гляди, попранные права экс-министра обороны начнет защищать Московская Хельсинкская группа или Совет по правам человека при президенте. А у здания суда, где его, возможно, будут судить, станет собираться белоленточная гвардия под лозунгам «Свободу Анатолию Сердюкову».

В общем, процесс обещает быть интересным, стоит за ним внимательно последить.

А вы уже определились, чью сторону принять?

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ БЛОГА

342935
0105
403730
202124
394115
Tags: Сердюков
Subscribe
Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments