pavel_shipilin (pavel_shipilin) wrote,
pavel_shipilin
pavel_shipilin

Слово и дело «Оборонсервиса»

Дело «Оборонсервиса», по которому общественность уже вынесла обвинительный вердикт, близится к завершению. Громом среди ясного неба прозвучало на прошлой неделе требование Главной военной прокуратуры приговорить подсудимых во главе с Евгенией Васильевой к условным срокам.

Попробую понять, хочу я этого или нет.




«Нам вот полтора года парили мозги судом над Васильевой. Она куражилась полтора года, прекрасно зная результат. Приговором ткнули весь народ мордой в г... Сейчас пошуршали фантиком, показав справедливого и честного президента. А на сладкое — майские праздники. Народ хлопнет рюмочку, прольет, пялясь в ящик, слезу патриотизма, все забудет и даже не смоет г… с лица», — с горечью написал в комментарии коллега antifu1.

Признаться, я тоже слегка недоумеваю. Правда, причины недоумения у нас с antifu1, скорее всего, разные.

Во-первых, я не понимаю, причем здесь Путин. Ведь чаще всего именно он имеется в виду как главный покровитель Сердюкова и его фрейлин. Казалось бы, все наоборот: президент отстранил от должности министра, которого незадолго до того назначил. Отстранил явно в раздражении, не дожидаясь суда.

Именно после отставки Сердюкова Следственный комитет начал возбуждать уголовные дела и проводить обыски. И немало в этом преуспел.

А во-вторых, за делом «Оборонсервиса» в последнее время я внимательно не следил. Довольно скучно читать про то, как фигуранты знакомятся с делом, суд продлевает им сроки арестов, прокуратура ходатайствует, а адвокаты, как им и положено, отрицают вину подзащитных. Однако эта рутина, сопровождающая любое уголовное дело, по всей видимости, живо интересует некоторых наших неравнодушных сограждан, концентрация которых в социальных сетях весьма высока.

Они, наши неравнодушные сограждане, все знают наперед. До задержаний, допросов, до обвинительного заключения и уж конечно — до приговоров. Градус обвинительного уклона общественного мнения по отношению к чиновникам повышен запредельно, суд как инстанция в этой ситуации просто лишний. Всем россиянам нужно выдавать лицензию на отстрел работников министерств и муниципалитетов разного ранга — вот эффективное решение проблемы коррупции.

О, я, разумеется, иногда даже разделяю это негодование, мой разум порой тоже возмущенно закипает. Хотя с годами, признаться, это явление стало чувствоваться реже — то ли дел стало больше, то ли равнодушия. А может, прибавилось жизненного опыта.

И этот мой жизненный опыт подсказывает, что делать выводы по газетным публикациям о перспективах того или иного уголовного дела не стоит. Потому что каждая сторона пытается перетянуть общественное мнение на свою сторону — это правило игры. А в случае с «Оборонсервисом» общественное мнение, как ни странно, явно на стороне Следственного комитета, который постоянно объявляет многомиллиардные суммы хищений.

Посчитаю миллиарды и я. Сразу оговорюсь: материалов дела не видел, а выводы сделал тем же способом — по газетным публикациям.

Анатолию Сердюкову было поручено освободить военное ведомство от непрофильных активов — той недвижимости, на содержание которой выделялись деньги из бюджета. В Минобороны был создан Департамент имущественных отношений (ДИО), который и занялся этой работой. Возглавила ДИО Евгения Васильева.

Евгения Васильева, в свою очередь, привлекла к агентской деятельности по реализации объектов недвижимости свою подругу Екатерину Сметанову, которая стала директором Центра правовой поддержки «Эксперт». Через этот центр проходили сделки, агентское вознаграждение составляло пять процентов.

Забегая вперед, скажу, что о взаимоотношениях между «Экспертом» и Минобороны, а также о причастности к нему Евгении Васильевой следствие узнало от самой Екатерины Сметановой, которая заключила сделку с СКР и активно с ним сотрудничала. То есть, смысла что-либо скрывать у нее не было.

В функции директора «Эксперта входили» анализ степени ликвидности предлагаемых к продаже объектов недвижимости Минобороны, подготовка технических и правоустанавливающих документов на них, поиск покупателей и сопровождение сделки через многочисленные структуры военного ведомства. При этом Евгения Васильева непосредственно в процесс никогда не вмешивалась — например, не устанавливала цены на объекты и не назначала покупателей на них, а если что и требовала от агента, то только увеличить общие объемы и скорость продаж. Иначе говоря, версию следствия о том, что Евгения Васильева якобы намеренно занижала стоимость продаваемых объектов, приберегая их для «своих» покупателей, Екатерина Сметанова не подтвердила.

За свою работу она получала триста тысяч рублей и в прибыли Центра правовой поддержки «Эксперт» не участвовала.

К концу 2011 года на счетах «Эксперта» скопилось порядка 300 млн рублей. А в феврале 2012 года Екатерину Сметанову задержали по подозрению в мошенничестве. Руководство «Экспертом» взяла на себя другая подруга Евгении Васильевой — Динара Билялова, которая сейчас тоже отбывает наказание.

С приходом Динары Биляловой «Эксперт» был переименован в ООО «Мира» из-за потери имиджа. К тому моменту начальница ДИО зарегистрировала еще одну фирму — ООО «Вита», которая уже была аффилированна с нею напрямую. Динара Билялова сначала перевела деньги, скопившиеся в «Мире», на счета «Виты», а затем устроила важную сделку: покупку «Витой» нежилых помещений Минобороны на Старом Арбате и Большой Серпуховской улице, а также контрольный пакет акций крупнейшего и стратегически важного Государственного проектного института спецстроительства N31.

Покупка по заниженным ценам, насколько я понимаю, доказана следователями так и не была.

И тут мы подходим к главному: пока я не вполне понимаю не только за что сажать Евгению Васильеву, но и зачем Екатерина Сметанова и Динара Билялова пошли на сделки со следствием и получили реальные сроки. Если прокуратуре удастся доказать аффилированность «Миры» с бывшей начальницей ДИО Минобороны, все, что она может предъявить обвиняемой — это занятие госслужащей предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц. По-моему, за это нет даже уголовного наказания — могут лишь с позором уволить.

В материалах дела, в интервью с представителями СКР и адвокатами, разбросанных по газетным страницам, мне так и не удалось найти свидетельств, будто Евгения Васильева успела потратить на себя деньги со счетов ООО «Вита». Кроме драгоценностей и квартир, которые ей достались, похоже, от богатого отца, других указаний на ее зажиточность в деле тоже нет.

Если я правильно понимаю, главная ошибка следствия в том, что оно все эти полтора года завороженно перебирало платежки с многомиллиардными суммами, время от времени делясь с почтенной публикой особо крупными находками, но так и не удосужилось вникнуть в суть схемы. Прежде всего нужно было разобраться, в чем именно заключалась работа Департамента имущественных отношений. На мой взгляд, в том, чтобы проводить сделки по продаже непрофильных активов без посредников и прокладок, чтобы бюджет не терял даже эти самые пять процентов агентского вознаграждения. Которые со стороны выглядят как элементарный откат.

Другое дело, если компании, покупавшие у венного ведомства недвижимость, платили министерству сто процентов и еще пять перечисляли агенту — так ли это, довольно легко проверить по документам и по свидетельским показаниям участников сделок. В этом случае вообще непонятно, что можно инкриминировать ловким дамам.

Однако вряд ли СКР копал так глубоко. Возможно, прокуратура попросила условного наказания обвиняемым именно потому, что поняла: доказательств для реальных сроков ей не предоставили. «Многомиллиардные хищения» скукожились до сотен миллионов. Применяемая схема выглядит, конечно, малоаппетитно, но мошенничества в ней не просматривается.

Правда, у Пресненского суда вполне может быть свой взгляд на это громкое уголовное дело, как и на доказательства, которые в нем имеются. Какой — узнаем из приговора, когда его обнародуют, а потом, со временем, и опубликуют.
____________________

В ниже размещенном опросе сам я проголосовал за первый пункт —  просто потому, что так хочется, а не потому, что уверен. Да и не жажду я крови, на самом-то деле. На мой взгляд, дело «Оборонсервиса» высветило более серьезные проблемы:


• в нашем законодательстве есть пробелы, которые нужно ликвидировать;

• следователи должны набраться опыта в расследовании столь сложных дел, а не подменять отсутствие собственного профессионализма общественным мнением.

Дадут ли Евгении Васильевой реальный срок?

Приговор будет жестче.
27(15.8%)
Приговор будет мягче.
39(22.8%)
Приговор оставят без изменений.
46(26.9%)
Дело отправят на доследование.
59(34.5%)



Tags: Евгения Васильева, Оборонсервис
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Увидятся ли Путин с Зеленским второй раз?

    Недавно меня поддел комментатор: «Вчерашняя встреча не будет последней — вопреки вашему прогнозу». Так он отозвался на информацию о том, что…

  • Либеральная кинотусовка

    Я, вообще, не против тусовок. Это нормально, когда собираются единомышленники, что-то обсуждают, спорят, общаются. Но либеральная тусовка вызывает у…

  • Донбасс должен уйти

    Так получилось, что вчера мне пришлось несколько раз комментировать в разных местах предстоящей саммит в нормандском формате. Понятно почему: я…

Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 165 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →