pavel_shipilin (pavel_shipilin) wrote,
pavel_shipilin
pavel_shipilin

США, Китай и все остальные

Збигнев Бжезинский окинул взглядом планету



Збигнев Бжезинский в очередной публично выступил, и это можно обсуждать. И мне бы не хотелось читать пренебрежительные комментарии моих уважаемых друзей и недругов — старый политический эксперт всегда знает, что его слова достигают нужных ушей. Поэтому не ошибается в своих прогнозах, а сливает, не критикует свою администрацию, а тактично учит. А если хвалит — жди беды.

К счастью, Россию он не хвалит.

О Ближнем Востоке

  • Огромные территории по всему миру одновременно стали ареной популистских беспорядков, гнева и реальной потери государственного контроля. США движутся к упадку и не могут обуздать негативные силы или выдвинуть руководство для борьбы с ними. Это делает нас, мощную страну, все более лишенной стратегической воли и понимания правильности направления;

  • мы начинаем пожинать бурю, связанную с вторжением в Ирак. Буш-1 в Ираке воззвал к чувствам и интересам различных группировок в регионе, и они стали с нами заодно. Буш-2 сделал все самостоятельно, на основании ложных предпосылок, с чрезвычайной жестокостью и отсутствием политического искусства. Буш-1 оставил Саддама на посту, чем исключил ряд других проблем и уравновесил иранцев. Саддам ненавидел Аль-Каиду, он был ее энергичным противником;

  • весь Ближний Восток сейчас — это не то место, в котором Америка должна пытаться быть локомотивом. Проблемы, вероятно, сохранятся и будут расти, получая все более широкое распространение. Две страны, которые наиболее пострадают от этих событий с течением времени, — это Китай и Россия. В их интересах работать с нами, а мы должны быть готовы работать с ними, не принимая на себя всю ответственность за управление регионом, который мы не можем ни контролировать, ни понять;

  • я рассматриваю Иран как подлинное национальное государство. Израиль имеет реальную ядерную монополию в регионе, и так будет в течение длительного времени. Проблема ядерного вооружения Ирана надуманна. Да, наших союзников — Саудовскую Аравию, Эмираты, Бахрейн, Иорданию нервирует потенциал любого вида смягчения политики в отношении Ирана. Но я обескуражен недавней трагедией в Сирии. Мне непонятно, чего именно Саудовская Аравия и Катар добивались, начав здесь сектантскую войну, и я еще более озадачен тем, чего хотели мы, одобрив их усилия своей нерешительностью и малодушием;

  • после второй иракской войны США перестали быть прожектором и защитником конструктивного результата. Было бы лучше договориться с китайцами и русскими относительно того, что в регионе для нас неприемлемая угроза, а что допустимая ситуация.

О Китае

  • Есть, в сущности, мы и китайцы. И китайцы более разумны, но иногда нечувствительны к чаяниям и личным интересам своих слабых, малых соседей. И те страны, конечно, больше всего на свете хотят, чтобы наш зонтик защитил их. Я думаю, что мы не должны допускать ситуации, когда мы по умолчанию должны помогать любой из небольших стран в ее трениях с Китаем, чтобы ей только нужно было позвонить нам и получить нашу поддержку;

  • я был в Китае на большом мероприятии, где выступил с речью, в которой я сказал, что мы в настоящее время движется к миру G-2. Китайская аудитория напряглась и взволновалась. А потом в течение нескольких недель было ясно дано понять официальными властями не поддерживать эту точку зрения, потому что это американский заговор с целью впутать китайцев в американские проблемы;

  • Соединенные Штаты и Китай будут обречены на сотрудничество, если мир хочет иметь систему, которая является эффективной. Следует воссоздать своего рода отношения между Римом и Византией. Рим и Византия имели много общего, были продолжением той же империи, но они были отдельными узлами власти;

  • Будучи страной с 5000- или даже 6000-летней историей, Китай имеет более спокойное отношение к тому, кто они и кто мы — намного более спокойное, чем наше. Они никуда не спешат, а мы торопимся.

О Европе

  • После того, что произошло на Украине, мы не можем ожидать от Европы уверенной игры на международном уровне (или даже присоединения к нашим усилиям). Впервые с 1939 года ей бросило вызов государство, желающее осуществить территориальную экспансию;

  • проект всеевропейской государственности увял. Где отцы Европы, которые действительно верят в европейскую идентичность? Если в Париже, в Португалии или в Польше спросить прохожих: «кто вы, люди»? Они ответят: французы, португальцы, поляки. А где «европейцы»? В Брюсселе, в бюрократии Евросоюза. Европа не смогла выйти на уровень патриотической идентификации со своей концепцией.

О России

  • Русские чрезвычайно навредили себе вторжением в Крым и своими действиями на Украине. Поэтому они не годятся на роль глобального игрока, с которым можно сотрудничать. Кроме того, они — и мы должны это признать, как и они, впрочем, должны это признать — гораздо слабее Китая.

  • Европа будет помогать нам, если мы сможем заключить, например, торговые соглашения с европейцами — связать это с НАТО, сделать Украину частью Европы, а потом, в свою очередь, прижать Россию к Европе, потому что тень Китая будет все больше над ней нависать;

  • китайцы никогда не были так глупы, как русские, пришедшие к нам и неоднократно говорившие: «Мы вас похороним». Не очень заманчивое приглашение к сотрудничеству;

  • возможность применять санкции к России в связи с событиями на Украине не совпадает с желанием китайцев и других стран БРИКС идти в нашем фарватере. У Москвы есть этот козырь.

Обо всех и об угрозе мировой войны

  • Ни одна из сверхдержав сегодня не желает Третьей мировой войны. Мы не хотим быть глубоко вовлеченными в ближневосточный кризис. Россияне предпочли бы, чтобы мы таки были вовлечены, а не они сами. Китайцы играют в игру, наблюдая со стороны. И это обеспечивает, по-моему, некоторую страховку, что это не взорвется, как произошло в 1914 году;

  • мы должны быть расчетливыми в использовании нашей силы и попробовать поработать с тем, с чем можем. На Ближнем Востоке есть государства, которые имеют некоторую историческую геополитическую жизнеспособность: Турция, Иран, Израиль, Египет (потенциально). Китай как равная нам сторона — не совсем понятная, с неопределенной долей участия в глобальных проблемах; русские, как только решат свое текущее осложнение с европейцами, будут потенциальными союзниками; Индия и Япония в качестве потенциальных игроков второго уровня; ну, а мы и китайцы договоримся об их особом превосходстве на азиатском материке и нашем — в Западном полушарии и Европе вкупе с особым сотрудничеством с Японией;

  • мы можем работать на этой основе в течение этого столетия. Будет непросто. Будут опасности и разрушения, но я не думаю, что мы скользим к мировой войне. Я думаю, что мы приближаемся к эпохе большой путаницы и преобладающего хаоса.

____________________
Полный текст

По интервью чувствуется, что Збигнев Бжезинский избегает говорить о России. Хотя, по идее, украинские события, о которых он так долго мечтал, наконец, происходят. Из этого я делаю следующие выводы:

  1. Игра не закончилась, раскрывать карты раньше времени было бы легкомысленно.

  2. США не уверены в исходе противостояния с Россией.

  3. Сам Бжезинский чуть раздражен, потому что все оказалось сложнее.

При этом следует понимать, что взаимоотношения с Китаем для Америки, разумеется, приоритетны. И в этом смысле интервью правильное — сигнал послан. Важно, что из него поймет Китай и какие выводы сделает.

А то, что выводы у него будут собственные, не в фарватере США, можно не сомневаться. Как правильно заметил эксперт, Китай никуда не спешит.

Россия, впрочем, тоже. Тысяча лет — это, конечно, не пять тысяч. Но и не двести. А чем старше цивилизация, тем она терпеливее и мудрее.


Tags: Бжезинский, мироустройство
Subscribe
Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 226 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →